Mithrilian (mithrilian) wrote in ru_childfree,
Mithrilian
mithrilian
ru_childfree

Category:

Контрацепция и отказ от деторождения в XIX-нач.XX вв. - примеры из литературы

Небольшая подборка из классики.

1. Ги де Мопассан, "Бесполезная красота"
"Ах, вспомните нашу борьбу, выбитые двери, взломанные замки! На какое существование вы обрекали меня целых одиннадцать лет -- на существование заводской кобылы, запертой в конюшне! А беременная, я внушала вам отвращение, и вы избегали меня месяцами."

Стоящая вещь, рекомендую.

2. Джек Лондон, "Лунная долина". Повестушка слабенькая, но интересен вот этот пассаж:
"Ее страх не проходил. В сновидениях, полных кошмаров, это опасение становилось фактом; она вскрикивала и просыпалась, дрожа, в холодном поту. Саксон начала страдать бессонницей. Иногда ей казалось, что она совсем разучилась спать, -- и тут она вспомнила, что ее мать умерла от бессонницы.
В один прекрасный день молодая женщина очнулась в кабинете доктора Гентли. Он озабоченно смотрел на нее.
-- Питаетесь вы хорошо? -- спросил он.
Она кивнула.
-- Серьезные неприятности? Она покачала головой.
-- Все в порядке, доктор... Кроме...
-- Ну? Ну? -- поддержал он ее.
Тогда она поняла, зачем пришла сюда. Она рассказала ему все -- ясно и просто. Он медленно покачал головой.
-- Этого нельзя, маленькая женщина, -- сказал он.
-- Нет! Я знаю, что можно! -- воскликнула она.
-- Не в этом дело, -- возразил он. -- Я не могу дать вам никакого средства. Я не имею права... Это запрещено законом. Сейчас один врач как раз за это сидит в ливенуортской тюрьме.
Напрасно она умоляла его. Он отказывался: у него жена и дети, он не может рисковать.
-- И потом -- пока нет никаких данных, что это случится.
-- Случится, непременно случится.
В ответ он только грустно покачал головой.
-- Зачем вам нужно такое средство? Тогда Саксон излила ему всю свою душу. Она рассказала о первых месяцах счастья с Биллом, о тяжелых временах, вызванных стачкой и беспорядками, о мучительной перемене в Билле и о своем глубоком и непреодолимом ужасе перед новой беременностью. Не смерти ребенка боится она теперь: она перенесла бы ее, -- она боится, что он будет жить.

Скоро Билл вернется домой, и тогда ей опять будет угрожать опасность. Пусть доктор скажет только несколько слов. Никто не узнает. Никакими пытками из нее не вытянут этого секрета.
Но доктор продолжал покачивать головой.

-- Не могу, маленькая женщина. Мне очень стыдно, но я не вправе рисковать. У меня связаны руки. Наши законы отстали от жизни. Но я должен беречь судьбу тех, кто мне дорог.

Он сдался лишь, когда она встала, чтобы уходить.
-- Подите сюда, -- позвал он ее. -- Сядьте поближе.
Он наклонился к ее уху, но потом еще раз встал, быстро подошел к двери, из предосторожности открыл ее и выглянул наружу.

Когда он снова сел, то придвинул к ней свой стул так близко, что их локти соприкасались и его борода щекотала ей ухо.

-- Нет, нет, -- прервал он ее в ответ на слова благодарности. -- Я вам ничего не сказал. Вы пришли за советом насчет общего состояния своего здоровья. Вы потеряли много сил и чувствуете себя плохо...

С этими словами он проводил Саксон до двери. Когда он открыл ее, в приемной стоял другой пациент, он ожидал зубного врача, принимавшего в соседнем кабинете. Доктор Гентли проговорил очень громко:
-- Пейте лекарство, которое я вам прописал; а главное, налегайте на еду, когда аппетит вернется. Ешьте здоровую, питательную пищу, как можно больше бифштексов, и притом не пережаривайте их. До свиданья!"


3. Лев Толстой, "Анна Каренина"
Достоин упоминания следующий отрывок (пропуск не мой, авторский!):

"- Ну, и самое законное - он хочет, чтобы дети ваши имели имя.
- Какие же дети? - не глядя на Долли и щурясь, сказала Анна.
- Ани и будущие...
- Это он может быть спокоен, у меня не будет больше детей.
- Как же ты можешь сказать, что не будет?..
- Не будет, потому что я этого не хочу.
И, несмотря на все свое волнение, Анна улыбнулась, заметив наивное
выражение любопытства, удивления и ужаса на лице Долли.
- Мне доктор сказал после моей болезни. . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . .
- Не может быть! - широко открыв глаза, сказала Долли. Для нее это было
одно из тех открытий, следствия и выводы которых так огромны, что в первую
минуту только чувствуется, что сообразить всего нельзя, но что об этом много
и много придется думать.
Открытие это, вдруг объяснившее для нее все те непонятные для нее
прежде семьи, в которых было только по одному и по два ребенка, вызвало в
ней столько мыслей, соображений и противоречивых чувств, что она ничего не
умела сказать и только широко раскрытыми глазами удивленно смотрела на Анну.
Это было то самое, о чем она мечтала еще нынче дорогой, но теперь,узнав, что
это возможно, она ужаснулась. Она чувствовала,что это было слишком простое
решение слишком сложного вопроса.
- N'est ce pas immoral - только сказала она, помолчав.
- Отчего? Подумай, у меня выбор из двух: или быть беременною, то есть
больною, или быть другом, товарищем своего мужа, все равно мужа, - умышленно
поверхностным и легкомысленным тоном сказала Анна.
- Ну да, ну да, - говорила Дарья Александровна, слушая те самые
аргументы, которые она сама себе приводила, и не находя в них более прежней
убедительности.
- Для тебя, для других, - говорила Анна, как будто угадывая ее мысли, -
еще может быть сомнение; но для меня... Ты пойми, я не жена; он любит меня
до тех пор, пока любит. И что ж, чем же я поддержу его любовь? Вот этим?
Она вытянула белые руки пред животом.
С необыкновенною быстротой, как это бывает в минуты волнения, мысли и
воспоминания толпились в голове Дарьи Александровны. "Я, - думала она, - не
привлекала к себе Стиву; он ушел от меня к другим, и та первая, для которой
он изменил мне, не удержала его тем, что она была всегда красива и весела.
Он бросил ту и взял другую. И неужели Анна этим привлечет и удержит графа
Вронского? Если он будет искать этого, то найдет туалеты и манеры еще более
привлекательные и веселые. И как ни белы, как ни прекрасны ее обнаженные
руки, как ни красив весь ее полный стан, ее разгоряченное лицо из-за этих
черных волос, он найдет еще лучше, как ищет и находит мой отвратительный,
жалкий и милый муж".
Долли ничего не отвечала и только вздохнула. Анна заметила этот вздох,
выказывавший несогласие, и продолжала. В запасе у ней были еще аргументы,
уже столь сильные, что отвечать на них ничего нельзя было.
- Ты говоришь, что это нехорошо? Но надо рассудить, - продолжала она. -
Ты забываешь мое положение. Как я могу желать детей? Я не говорю про
страдания, я их не боюсь. Подумай, кто будут мои дети? Несчастные дети,
которые будут носить чужое имя. По самому своему рождению они будут
поставлены в необходимость стыдиться матери, отца, своего рождения.
- Да ведь для этого-то и нужен развод.
Но Анна не слушала ее. Ей хотелось договорить те самые доводы, которыми
она столько раз убеждала себя.
- Зачем же мне дан разум, если я не употреблю его на то, чтобы не
производить на свет несчастных?"
Tags: Здоровье(1), Контрацепция, Почитать(1)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments