February 8th, 2005

кошка

К квартирному вопросу.

У меня есть друзья, хотя, наверное, стоило бы сказать, были друзья, которые лет 10 назад пешили поискать счастья в России, да не просто в какой-нибудь глубинке, а непременно в Питере. Короче продали квартиру, взяли детей в охапку и уехали, да только никакого жилья так и не купили. Деньги кончились очень быстрои и им пришлось жить на съемных квартирах, сколько они их поменяли, наврное, и сами не знают. Зарылись в долгах по самые уши, даже приходилось скрываться от кредиторов, собственно по этому и метались по всему Питеру. Но вот подвернулся шанс года три назад, дочка, которой к тому времени исполнилось 19, познакомилась с человеком, который был старше ее на 15 лет, казалось не велико счастье, да вот ведь какое дело - он оказался артистом одного их питерских театров. Меня изо всех сил пытались убедить, что он ей проходу не давал, а она носом вертела, типа, зачем мне этот старикан. А на самом деле интрига шита белыми нитками. Родители быстро смекнули, что надо срочно брать мужика за рога, пока он не сообразил, в какую семейку угодил, и доченьку быстренько выпихнули замуж за него, благо, что девка действительно красивая с виду, но стерва внутри. Из образования - незаконченный библиотечный техникум, никогда не работала и даже не планировала заниматься такой ерундой, короче, сокровище еще то. А что нужно сделать, что бы муж от этого неописуемого счастья не сбежал? Правильно, родить, причем срочно.
Теперь они живут в квартире ее мужа, с ребенком, с ее родителями, но на его зарплату. Сама молодая мамаша видит свое счастье исключительно в светских раутах, в посещении театров по контрамаркам, и млеет от счастья, когда за ее спиной говорят: это жена самого И.! Ее мать нигде не работает по причине отсутсвия российского гражданства, поэтому сидит дома с внуком, благо, что в прошлом она была патронажной сестрой. Ее отец работает нелегально от случая к случаю, но изо всех сил доказывал мне, что прекрасно зарабатывает, только вот денег как-то на отдельное жилье нет. Старший сын ушел от них несколько лет назад, потому что в их новой жизни для него не оказалось места ни в прямом, ни в переносном смысле, но никто из родителей по этому поводу не переживает.
Когда я побывала у них в гостях, посмотрела на эту ярмарку тщеславия, то мне стало так противно, словно меня облили ведром помоев. Такая мерзость сквозит во всей этой идилии, что я зареклась когда-нибудь еще их навещать. Осталось только чувство жалости к этому несчастному ребенку, которого родили не по любви, а по расчету. Фактически он стал разменной монетой еще до своего рождения.