venome (venome) wrote in ru_childfree,
venome
venome
ru_childfree

О дивный новый мир.

При обсуждении множества тем в нашем сообществе, неоднократно упоминался, и даже цитировался великолепный роман Олдоса Хаксли "О дивный новый мир". Что же, думаю, что некоторые моменты данного романа заслуживают перечитывания и обсуждения, как очень отчетливо отображающие идеи чайлдфри.


-- Не тревожьтесь, Директор, -- сказал он с легкой насмешкой, -- они не
развратятся от моей беседы.
Директор устыженно промолчал.

Мустафа Монд подался вперед, к слушателям, потряс поднятым пальцем.
-- Вообразите только, -- произнес он таким тоном, что у юнцов под
ложечкой похолодело, задрожало. -- Попытайтесь вообразить, что это означало
-- иметь живородящую мать.
Опять это непристойное слово. Но теперь ни у кого на лице не мелькнуло
и тени улыбки.
-- Попытайтесь лишь представить, что означало "жить в семье".
Студенты попытались, но видно было, что без всякого успеха.
-- А известно ли вам, что такое было "родной дом"?
-- Нет, -- покачали они головой.

Родной, родимый дом -- в комнатенках его, как сельди в бочке,
обитатели: мужчина, периодически рожающая женщина и разновозрастный сброд
мальчишек и девчонок. Духота, теснота; настоящая тюрьма, притом
антисанитарная, темень, болезни, вонь.
(Главноуправитель рисовал эту тюрьму так живо, что один студент,
повпечатлительнее прочих, побледнел и его чуть не стошнило )

А в духовном смысле родной дом был так же мерзок и грязен, как в
физическом. Психологически это была мусорная яма, кроличья нора, жарко
нагретая взаимным трением стиснутых в ней жизней, смердящая душевными
переживаниями. Какая душная психологическая близость, какие опасные, дикие,
смрадные взаимоотношения между членами семейной группы! Как помешанная,
тряслась мать над своими детьми (своими! родными!) -- ни дать ни взять как
кошка над котятами, но кошка, умеющая говорить, умеющая повторять без
устали: "Моя детка, моя крохотка". "О моя детка, как он проголодался,
прильнул к груди, о эти ручонки, эта невыразимо сладост ная мука! А вот и
уснула моя крохотка, уснула моя детка, и на губах белеет пузырик молока.
Спит мой родной..."
-- Да, -- покивал головой Мустафа Монд, -- вас недаром дрожь берет.



Господь наш Форд -- или Фрейд, как он по неисповедимой некой причине
именовал себя, трактуя о психологических проблемах, -- господь наш Фрейд
первый раскрыл гибельные опасности семейной жизни. Мир кишел отцами -- а
значит, страданиями; кишел матерями -- а значит, извращениями всех сортов,
от садизма до целомудрия; кишел братьями, сестрами, дядьями, тетками --
кишел помешательствами и самоубийствами.
-- А в то же время у самоанских дикарей, на некоторых островах близ
берегов Новой Гвинеи...
Тропическим солнцем, словно горячим медом, облиты нагие тела детей,
резвящихся и обнимающихся без разбора среди цветущей зелени. А дом для них
-- любая из двадцати хижин, крытых пальмовыми листьями. На островах Тробриан
зачатие приписывали духам предков; об отцовстве, об отцах там не было и
речи.
-- Крайности, -- отметил Главноуправитель, -- сходятся. Ибо так и
задумано было, чтобы они сходились.

Отцы и матери, братья и сестры. Но были еще и мужья, жены,
возлюбленные. Было еще единобрачие и романтическая любовь.
-- Впрочем, вам эти слова, вероятно, ничего не говорят, -- сказал
Мустафа Монд.
-- "Ничего", -- помотали головами студенты.
Семья, единобрачие, любовная романтика. Повсюду исключительность и
замкнутость, сосредоточенность влечения на одном предмете; порыв и энергия
направлены в узкое русло.
-- А ведь каждый принадлежит всем остальным, -- привел Мустафа
гипнопедическую пословицу.
Студенты кивнули в знак полного согласия с утверждением, которое от
шестидесяти двух с лишним тысяч повторений в сумраке спальни сделалось не
просто справедливым, а стало истиной бесспорной, самоочевидной и не
требующей доказательств.

-- Представьте себе воду в трубе под напором -- Студенты представили
себе такую трубу. -- Пробейте в металле отверстие, -- продолжал
Главноуправитель. -- Какой ударит фонтан! Если же проделать не одно
отверстие, а двадцать, получим два десятка слабых струек
То же и с эмоциями. "Моя детка. Моя крохотка!.. Мама!" -- Безумие
чувств заразительно. -- "Любимый, единственный мой, дорогой и бесценный..."
Материнство, единобрачие, романтика любви. Ввысь бьет фонтан; неистово
ярится пенная струя. У чувства одна узенькая отдушина. Мой любимый. Моя
детка. Немудрено, что эти горемыки, люди дофордовских времен, были безумны,
порочны и несчастны. Мир, окружавший их, не позволял жить беспечально, не
давал им быть здоровыми, добродетельными, счастливыми. Материнство и
влюбленность, на каждом шагу запрет (а рефлекс повиновения запрету не
сформирован), соблазн и одинокое потом раскаяние, всевозможные болезни,
нескончаемая боль, отгораживающая от людей, шаткое будущее, нищета -- все
это обрекало их на сильные переживания. А при сильных переживаниях -- притом
в одиночестве, в безнадежной разобщенности и обособленности -- какая уж
могла быть речь о стабильности?

-- Стабильность, -- подчеркнул Главноуправитель, -- устойчивость,
прочность. Без стабильного общества немыслима цивилизация. А стабильное
общество немыслимо без стабильного члена общества. -- Голос Мустафы звучал
как труба, в груди у слушателей теплело и ширилось.
Машина вертится, работает и должна вертеться непрерывно и вечно.
Остановка означает смерть. Копошился прежде на земной коре миллиард
обитателей. Завертелись шестерни машин. И через сто пятьдесят лет стало два
миллиарда. Остановите машины. Через сто пятьдесят не лет, а недель население
земли сократится вполовину. Один миллиард умрет с голоду.
Машины должны работать без перебоев, но они требуют ухода. Их должны
обслуживать люди -- такие же надежные, стабильные, как шестеренки и колеса,
люди здоровые духом и телом, послушные, постоянно довольные.
А горемыкам, восклицавшим: "Моя детка, моя мама, мой любимый и
единственный", стонавшим: "Мой грех, мой грозный Бог", кричавшим от боли,
бредившим в лихорадке, оплакивавшим нищету и старость, -- по плечу ли тем
несчастным обслуживание машин? А если не будет обслуживания?.. Трупы
миллиарда людей непросто было бы зарыть или сжечь...
Tags: Почитать(1)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments