dzhin_dzhit (dzhin_dzhit) wrote in ru_childfree,
dzhin_dzhit
dzhin_dzhit
ru_childfree

Литературное

Была на днях в старой книге, купила сборник романов Мариенгофа, взамен утонувшего лет пять назад. И как в давние времена, дочитав до этого места захотелось дать кой-кому ремня, хоть я в принципе не очень одобряю данный метод воспитания.
Написано ИМХО, очень правильно.

Я играю в мячик. Как сейчас, его вижу: половинка красная, половинка
синяя, и по ней тонкие желтые полоски.
Няня сидит на большом турецком диване и что-то вяжет, шевеля губами.
Очевидно, считает петли.
Мячик ударяется в стену, отскакивает и закатывается под диван. Я дергаю
няню за юбку:
- Мячик под диваном... Достань.
Она гладит меня по голове своей мягкой ладонью:
- Достань, Толечка, сам. У тебя спинка молоденькая, гибкая!
- Нет, ты достань!
Она еще и еще гладит меня по голове и опять что-то говорит про
молоденькую спинку.
Но я упрямо твержу свое:
- Нет, ты достань. Ты! Ты!
Няня справедливо считает, что меня надо перевоспитать.
Я уже не слышу и не понимаю ее слов, а только с ненавистью гляжу на
блестящие спицы, мелькающие в мягких руках:
- Достань!.. Достань!.. Достань!..
Я начинаю реветь. Дико реветь. Делаюсь красным, как бочка пожарных.
Валюсь на ковер, дрыгаю ногами и заламываю руки, обливаясь злыми слезами.
Из соседней комнаты выбегает испуганная мама:
- Толенька... Толюнок... Голубчик... Что с тобой? Что с тобой, миленький?
- Убери!.. Убери от меня эту старуху!.. Ленивую, противную старуху!.. -
воплю я и захлебываюсь своим истошным криком.
Мама берет меня на руки, прижимает к груди:
- Ну, успокойся, мой маленький, успокойся.
- Выгони!.. Выгони ее вон!.. Выгони!
- Толечка, неужели у тебя такое неблагодарное сердце?
- Все теперь знаю. Ты любишь эту старую ведьму больше своего сына.
А простаки считают четырехлетних детей ангелочками!
- Толечка, родной, миленький...
Мама уговаривает меня, убеждает, пытается подкупить шоколадной конфетой,
грушей дюшес и еще чем-то "самым любимым на свете". Но все это я отшвыриваю,
выбиваю из ее рук и упрямо продолжаю поддерживать свое отвратительное
"выгони!" самыми горючими слезами. Они льются из глаз, как кипяток из
открытого самоварного крана.
Слезы... О, это мощное оружие! Оружие детей и женщин. Оно испытано
поколеньями в бесчисленных домашних боях, больших и малых.
- Выгони!.. Выгони!..
И что же?.. Мою старую няню - этот уют и покой дома - рассчитывают,
увольняют за то, что она не полезла под диван, чтобы достать мячик для
противного избалованного мальчишки.
Шутка ли: единственный сынок!
Прощаясь с ней, папа говорит:
- Спасибо вам, няня, за все. Простите нас.
И, поцеловав ее, дает "наградные". Три золотые десятирублевки.
Вероятно, многие считают, что угрызения совести - это не больше чем
литературное выражение, достаточно устаревшее в наши трезвые дни.
Нет, я с этим не могу согласиться!
Вот уже более полувека меня угрызает совесть за ту гнусную историю с
мячиком, закатившимся под турецкий диван.
Мама провожает старушку до извозчика. Вытирая кружевным платочком
покрасневшие глаза и кончик нежного носа, тоже покрасневший, она говорит с
грустью:
- Ах, моя голубушка, тут уж ничего не поделаешь, ведь Толечку принимала
сумасшедшая акушерка.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments